Административный надзор за освобожденными осужденными не нарушает Конвенцию: решение ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека рассмотрел дело "Тимофеев и Поступкин против России"

Европейский суд по правам человека рассмотрел дело "Тимофеев и Поступкин против России"

Главной целью мер административного надзора было предупреждение рецидива. Поэтому они имели превентивную цель и не могли рассматриваться как карательные меры или как составная часть наказания.

На это обратил внимание Европейский суд по правам человека в решении по делу «Тимофеев и Поступкин против России» (заявления № 45431/14 и 22769/15), сообщает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect».

Перед завершением срока наказания Василия Тимофеева начальник исправительной колонии, в которой осужденный за убийство отбывал наказание, обратился в суд с запросом об установлении в отношении него административного надзора. В качестве основания было указано то, что осужденный был рецидивистом, не придерживался тюремных правил и на него было наложено 27 дисциплинарных взысканий. Суд удовлетворил такое ходатайство.

После освобождения наложенные на Тимофеева ограничения были ослаблены для того, чтобы разрешить ему ездить на работу. Но просьба в части досрочной отмены административного надзора отклонена.

Аналогичная ситуация касалась осужденного за торговлю наркотиками Аркадия Поступкина.

Суды запретили им выходить с дома с 22:00 до 06:00, а В. Тимофееву — еще и посещать митинги, бары и ночные клубы. Кроме того, он должен был трижды в месяц отмечаться в полиции, Поступкин — раз в месяц. Такие ограничения устанавливались на срок погашения судимости.

Апелляции относительно того, что админнадзор был слишком строгим и фактически был двойным наказанием, оказались безуспешными.

Тогда мужчины обратились в Европейский суд по правам человека. Ссылаясь на ст. 7 (нет наказания без закона) Конвенции, один из них утверждал, что примененные к нему меры административного надзора составляли наказание, которого не существовало на то время, когда он совершал правонарушение, за которое он был осужден. Другой жаловался на нарушение его права на свободу передвижения и свободный выбор места проживания в контексте статьи 2 Протокола № 4 Конвенции.

Высокие судьи постановили, что главной целью обжалуемых мер было предупреждение рецидива. Поэтому они имели превентивную цель и не могли рассматриваться как карательные меры или как составная часть наказания.

В связи со схожестью данных мер и мер, составляющих наказание ограничения свободы, Суд указал, что в соответствии со статьей 60§3 Уголовного кодекса (УК) процесс вынесения приговора должен был учитывать любые отягчающие или смягчающие обстоятельства во время совершения правонарушения, а, следовательно, и степени виноватости преступника. Однако исполнение административного надзора зависело не от виновности лица, о котором идет речь, а от «небезопасности» лица, осужденного за преступление, квалифицируемое как рецидив. Под этим углом зрения мера не была уголовной по своему характеру.

Что касается пропорциональности меры, ограничивающей свободу передвижения, Суд указал, что согласно национальному законодательству длительность административного надзора была установлена законом и не была вопросом, оставленным на усмотрение судьи, не имевшего юрисдикции сокращать такую длительность в зависимости от конкретных обстоятельств лица, о котором идет речь.

Поэтому нарушений Конвенции в части установления мер административного надзора ЕСПЧ не увидел.

Полная база решений ЕСПЧ отныне доступна в системах ЛІГА:ЗАКОН.

60 тыс. решений ЕСПЧ в привязке к соответствующим статьям Конвенции на официальном языке и в переводе на любую дату в прошлом. Плюс короткие обзоры решений на украинском и легкая навигация от решений ЕСПЧ к соответствующим статьям Конвенции и наоборот.

Детали по ссылке

Читайте также:

ЕСПЧ опубликовал решение относительно приемлемости дела «Украина против России (относительно Крыма)»

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *