ЕСПЧ и защита прав человека: практика в условиях пандемии

Анастасия Ильяшенко, юрист ЮФ INTEGRITES, исследовала этот вопрос

Анастасия Ильяшенко, юрист ЮФ INTEGRITES, исследовала этот вопрос

Пандемия COVID-19 стала причиной оживленной дискуссии о нарушении прав человека в мировом юридическом сообществе. Среди прочего, много говорят о том, как предпринятые государствами карантинные меры повлияли на соблюдение прав человека, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод (далее — Конвенция).

Конвенция предусматривает возможность страны-участника отступить от ее обязательство согласно Конвенции во время чрезвычайной ситуации (ст.15). Так, во время войны или другой общественной опасности, которая угрожает жизни нации, любое страна-участник может принимать меры, которые отступают от ее обязательств согласно этой Конвенции, исключительно в тех пределах, которых требует острота положения, и при условии, что такие меры не противоречат иным ее обязательствам согласно международному праву. Это положение Конвенции применяется с учетом ряда материальных и процессуальных требований.

По состоянию на июль 2020 года, страны-участники Конвенции (в частности, Латвия, Румыния, Армения, Республика Молдова, Эстония, Грузия, Албания, Северная Македония, Сербия и Сан-Марино) уже уведомляли Генерального секретаря Совета Европы о своем решении использовать положения ст. 15 Конвенции в условиях пандемии COVID-19. Некоторые из стран позднее сообщили о продлении срока действия отступления и/или прекращении его применения с возвратом к применению положений Конвенции в полной мере. В свою очередь, Украина подобных заявлений не делала.

При этом Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) решил в исключительном порядке продлить 6-месячный срок для подачи заявления, предусмотренный ст. 35 Конвенции, сначала на один месяц (начиная с 16.03.2020), а потом еще на два, с 16.04.2020 по 15.06.2020 включительно. Кроме того, сроки, отведенные во время рассмотрения дел, были продлены на один месяц с 16.03.2020, а потом, с 16.04.2020* — еще на два. Дополнительно, ЕСПЧ принял меры, направленные на то, чтобы свести к минимуму физическое присутствие персонала в здании Суда. Также ЕСПЧ отменил слушания в марте и апреле 2020 года. Интересно, что, изменяя Конвенционные сроки, ЕСПЧ не указал свои соответствующие полномочия по изменению сроков, установленных на основании соответствующего Конвенционного механизма, поставив тем самым много теоретических и практических вопросов.

Из-за особого статусу практики ЕСПЧ в Украине и внедрения в украинское судопроизводство европейских стандартов прав человека, следует учесть позиции ЕСПЧ относительно применения Конвенционных положений в контексте последствий пандемии и применения мер по ее предотвращению. На рассмотрение ЕСПЧ уже переданы дела, связанные с эпидемиологическим кризисом COVID-19.

Например, в деле Д.С. против Италии (D.C. c. ITALIE, Заявление № 17289/20) относительно вероятного нарушения права заявителя на уважение к семейной жизни, заявитель жалуется, что итальянские власти не приняли временных и неотложных мер для обеспечения поддержки семейной связи с его дочерью. 2 апреля 2020 года заявитель подал в суд Ареццо заявление о сепарации с требованием предоставить ему право совместной опеки над дочерью, которая уже месяц проживала з супругой, отдельно от отца. В этом же заявлении заявитель просил суд признать неотложность процедуры согласно Законодательному постановлению № 18** (2020 года) относительно неотложных мер борьбы с эпидемиологическим кризисом COVID-19. 9 апреля 2020 года суд Ареццо назначил первое слушание относительно срочных временных мер в интересах ребенка аж на 29 октября 2020 года, отклонив заявление о неотложном рассмотрении. Перед сторонами в этом деле стоит много вопросов. Имело ли место вмешательство в реализацию заявителем своего права на уважение к своей семейной жизни в понимании ст. 8 Конвенции? Если да, то было ли оно законным, оправданным и пропорциональным? Были ли соблюдены позитивные обязательства государства? Имел ли заявитель эффективные средства защиты своих прав, предусмотренных ст. 8 Конвенции?

Другое дело, Мухаммед Асиф Хафез против Соединенного Королевства (HAFEEZ v. THE UNITED KINGDOM, Заявление № 14198/20), касается заявленного нарушения ст. 3 Конвенции. Дело возникло в том числе из-за риска пожизненного заключения без условно-досрочного освобождения и неадекватных условий содержания из-за пандемии COVID-19 в случае, если 60-летнего мужчину с определенными проблемами со здоровьем (среди которых диабет и астма) экстрадируют в США. В марте 2019 года Государственный секретарь (Министр внутренних дел Великобритании) издал приказ об экстрадиции заявителя. Последний подал апелляционную жалобу, которую в январе 2020 года отклонил Высокий Суд, указав на отсутствие риска нарушения ст. 3 Конвенции.

Сейчас вопросы, поставленные перед сторонами в производстве ЕСПЧ, включают те, был бы реальный риск нарушения ст. 3 Конвенции в случае выдачи заявителя с учетом условий содержания, с которыми он столкнется после прибытия, принимая во внимание пандемию COVID-19 (скорее за все, из-за статистики заболеваемости в США).

На данный момент невозможно предусмотреть, какой масштаб может приобрести объём дел относительно нарушения Конвенционных прав из-за пандемии. Вирус продолжает распространяться по планете, и пока неизвестно, какие еще меры государства будут принимать для того, чтоб это предотвратить.

Следует учесть и длительность формирования практики ЕСПЧ, ведь ЕСПЧ рассматривает дела только после исчерпания всех национальных средств юридической защиты, а рассмотрение им дел занимает определенное время. Поэтому пока еще рано анализировать практику ЕСПЧ относительно нарушения Конвенционных прав вследствие мер, принятых государства для предотвращения COVID-19, или делать выводы о соответствующих позициях ЕСПЧ. Однако, учитывая применения украинскими судами практики ЕСПЧ как источника права и обязательность исполнения решения ЕСПЧ в делах против Украины, украинскому юридическому сообществу стоит следить за возможными решениями ЕСПЧ в делах, связанных с пандемией.

*не касалось трехмесячного периода для подачи ходатайства о передаче дела на расммотрение Большой палаты, предусмотренного статьей 43 Конвенции

**«Новые неотложные меры борьбы с эпидемиологическим кризисом COVID-19 и их влияние на гражданское, уголовное, фискальное и военное правосудие»

Анастасия Ильяшенко, юрист ЮФ INTEGRITES

Читайте также:

Украинские юристы получат доступ к полной базе ЕСПЧ

ЕСПЧ указал, какие границы пересмотра решений Верховным Судом

Полная база решений ЕСПЧ теперь доступна в системах ЛІГА:ЗАКОН. 60 тыс. решений ЕСПЧ в привязке к соответствующим статьям Конвенции официальным языком и в переводе на любую дату в прошлом. Плюс краткие обзоры решений украинской и легкая навигация от решений ЕСПЧ в соответствующие статьи Конвенции и наоборот.

Подробнее по ссылке.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели
Top.Mail.RuАнализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика