ЕСПЧ опубликовал решение о приемлемости дела «Украина против России (относительно Крыма)»

Соответствующее решение ЕСПЧ принял 16 декабря 2020 года, а на заседании 14 января этого года было объявлено его содержание

Соответствующее решение ЕСПЧ принял 16 декабря 2020 года, а на заседании 14 января этого года было объявлено его содержание

Европейский суд по правам человека опубликовал решение относительно приемлемости дела «Украина против России (относительно Крыма)» под № 20958/14.

Об этом сообщил Министр юстиции Денис Малюська.

«Соответствующее решение ЕСПЧ принял 16 декабря 2020 года. А уже на заседании 14 января этого года было объявлено его содержание, а также опубликовано на сайте решений ЕСПЧ. После этого Европейский суд по правам человека должен перейти к рассмотрению жалоб Украины по существу. Это дело имеет сразу несколько важных аспектов:

юридический: мы шаг за шагом доказываем судебными решениями факты агрессии и преступного поведения Российской Федерации на территории нашего государства. Решения судов — это не политические заявления. Рано или поздно такие решения будут иметь юридические последствия для топ-чиновников страны-агрессора;

коммуникационный: и мы, и Совет Европы даем мощный месседж, Крым остается в наших приоритетах, мы все помним и будем догонять всех причастных;

противодействие гибридной войне: Россия поддерживает миф о «мирном» и «правомерном» «присоединении» Крыма. Миф, конечно, в первую очередь для их внутреннего пользования. Но они пытаются продвигать его и на международной арене.

Решение ЕСПЧ — мощный юридический удар по мифологии, которая используется РФ в гибридной войне. Крым — это история вооруженной агрессии и грубых нарушений прав человека, а не «референдума» и «мирного волеизъявления», — рассказал руководитель Минюста.

По словам г-на Малюськи, межгосударственное дело «Украина против России» находится в Европейском суде по правам человека с марта 2014 года. Тогда Правительство Украины обратилось в ЕСПЧ с жалобами на нарушение в течение марта — сентября 2014 года Россией на оккупированной территории Крыма прав граждан, гарантированных следующими статьями Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод: право на жизнь, запрет пыток, право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливый суд, право на уважение к частной и семейной жизни, свобода мысли, совести и религии, свобода выражения взглядов, свобода собраний и объединения, запрет дискриминации.

«В подтверждение позиции Украины был предоставлен значительный объем информации относительно развития событий в АР Крым в течение февраля — марта 2014 года, введения подразделений Вооруженных Сил РФ на территорию полуострова и захвата военных и гражданских объектов, а также свидетельства 50 свидетелей относительно оккупации РФ Крымского полуострова и нарушений прав человека в этот период (в том числе лиц, находившихся в плену так называемой «самообороны Крыма» и российских военных)», — сообщил Министр юстиции.

Известно, что в ходе устных слушаний относительно приемлемости этого дела, состоявшихся в сентябре 2019-го, позиция Правительства Российской Федерации сводилась к следующему:

1. Заявление Украины является политическим и не касается нарушения прав человека. Российская делегация утверждала о неприемлемости определения «эффективного контроля» по прецеденту дела «Илашку и другие против Молдовы и России» (№ 48787/99 от 8 июля 2004 года).

2. Войска РФ находились на территории Украины законно, в соответствии с двусторонними соглашениями о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины.

3. Украина осуществляла «эффективный контроль» над Крымом до 18 марта 2014 года. Юрисдикция России над Крымским полуостровом, который «законно присоединился» к ней по результатам так называемого «референдума», к проведению которого РФ не имела отношения, возникла после 18 марта 2014 года.

4. Относительно нарушений прав человека представители РФ утверждали, что Украина не предоставила никаких надежных доказательств, которые бы свидетельствовали о многочисленных нарушениях прав человека в Крыму после той даты. Одновременно российской делегацией были поставлены под сомнение доклады международных организаций и мониторинговых миссий, предоставленных Украиной, в частности доклады Верховного Комиссара ООН по правам человека и свидетельств, предоставленных потерпевшими гражданами Украины, которые, по ее мнению, не были надежными. Большинство доказательств, предоставленных Украиной, направлено на распространение ее политической пропаганды.

5. Представители РФ утверждали, что Украина также не доказала существование «административной практики» нарушений прав человека в Крыму со стороны России, которая необходима для признания дела приемлемым, а доказательства Украины не доказывали ни одной связи между нарушениями, а только акцентировали внимание на одиночных случаях. Утверждалось также, что организации, на доклады которых ссылалась Украина, являются ненадежными и предвзятыми, поскольку финансировались западными государствами, в частности Соединенными Штатами Америки и Соединенным Королевством Великой Британии и Северной Ирландии.

А украинская позиция сводилась к следующему:

1. Правительство Украины продемонстрировало, что межгосударственное заявление касается событий, подпадающих под юрисдикцию Правительства Российской Федерации, и ЕСПЧ имеет компетенцию рассматривать дело.

2. Российская Федерация осуществляет эффективный контроль над АР Крым с 27 февраля 2014 года, когда законное правительство АР Крым было устранено и заменено администрацией, находившейся под полным контролем Российской Федерации. Дальнейший референдум 16 марта 2014 года нелегитимен и не может быть основанием для какого-либо изменения статуса АР Крым.

3. Относительно существования административной практики предоставлены доказательства существования такой практики со стороны Российской Федерации, которая заключалась в систематическом нарушении прав человека представителями России или подконтрольными ей военизированными группировками на территории АР Крым, которые совершались в отношении противников российской оккупации, этнических украинцев и крымских татар по меньшей мере с 27 февраля 2014 года.

4. Учитывая существование административной практики, требование исчерпания национальных средств правовой защиты не применяется.

«Вместе с тем, в ходе слушаний судьи ЕСПЧ поставили ряд дополнительных вопросов сторонам по делу. В частности, готовы ли они пойти на компромисс с целью дружественного урегулирования спора. В ответ Правительство Украины указало, что принимая во внимание обстоятельства конкретного спора, а именно незаконную оккупацию Российской Федерацией суверенной территории Украины и систематические нарушения прав и свобод граждан Украины на этой территории, компромисс ни в коем случае не может быть достигнут до полного возвращения АР Крым и г. Севастополя под юрисдикцию Украины«, — рассказал заместитель Министра юстиции — Уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека Иван Лищина.

Кроме того, по словам г-на Лищины, судьи ЕСПЧ задавали вопросы и относительно пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Крыма. На что российская сторона предоставила пояснения, в которых утверждала, что численность военного персонала Черноморского Флота Российской Федерации в феврале 2013 — марте 2014 не превышала 25 000, что отвечало положениям Соглашения между Украиной и Российской Федерацией о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины.

В ответ Правительство Украины сообщило, что, хотя Российской Федерацией и было соблюдено требование относительно общей численности военного персонала, ею были допущены другие существенные нарушения положений Соглашения. В частности, не были соблюдены требования относительно численности персонала в пределах отдельных воинских подразделений, а также были размещены в Крыму воинские подразделения, не относившиеся к Черноморскому Флоту, а следовательно, их пребывание в Крыму не было предусмотрено Соглашением. Кроме этого, в ходе наращивания военного присутствия в Крыму в феврале 2013 — марте 2014 Российская Федерация систематически нарушала требования относительно порядка уведомления и получения разрешений от украинских органов государственной власти.

Принимая во внимание все пояснения и доказательства, Европейский суд по правам человека признал приемлемым заявление Украины против России. Суд установил, что Украина предоставила достаточно доказательств в подтверждение того, что Россия осуществляла эффективный контроль над Крымом с 27 февраля по 18 марта 2014 года. Хотя российские войска на полуострове не превысили лимит 25 000 человек, установленный соответствующими двусторонними соглашениями, числа свидетельствовали, что в течение короткого промежутка времени количество российских военнослужащих увеличились почти вдвое. При этом Правительство РФ не предоставило никаких аргументов для такого увеличения военного присутствия в Крыму. В противовес аргументам российского правительства о том, что дислоцированные в Крыму российские солдаты были «пассивными наблюдателями», украинское правительство предоставило очень подробную, хронологическую и конкретную информацию, а также достаточно доказательств, свидетельствующих об активном участии российских военных в блокировании украинских сил. Позиция украинского правительства была последовательной в течение всего времени рассмотрения дела в Европейском суде, с отображением информации относительно событий, которые привели к передаче власти новой местной власти, которая тогда организовала так называемый «референдум».

ЕСПЧ обратил особое внимание на два заявления президента РФ В. Путина. В частности, первое было сделано на встрече с руководителями силовых структур в ночь с 22 на 23 февраля 2014 года, на которой он принял решение «начать работу по возвращению Крыма в состав Российской Федерации», а второе — во время телевизионного интервью 17 апреля 2014 года, где он прямо признал, что Россия «разоружила [военные] части украинской армии и правоохранительных органов» и что «российские военнослужащие помогали силам крымской самообороны».

Европейский суд также признал приемлемыми жалобы Украины относительно:

— утверждаемого существования административной практики насильственных исчезновений и отсутствия эффективного расследования в этой связи (статья 2);

— утверждаемого существования административной практики жестокого обращения (статья 3);

— утверждаемого существования административной практики незаконных задержаний (статья 5);

— утверждаемого существования административной практики распространения законодательства РФ на территорию Крыма и установил, что с 27 февраля 2014 года суды, действующие на территории Крыма, не могут считаться такими, которые установлены законом (статья 6);

— утверждаемого существования административной практики относительно принудительного насаждения российского гражданства (статья 8);

— утверждаемого существования административной практики относительно незаконных обысков частной собственности (статья 8);

— утверждаемого существования административной практики относительно притеснений, преследования и конфискации имущества религиозных организаций, не относящихся к Российской православной церкви (статья 9);

— утверждаемого существования административной практики относительно прекращения деятельности украинских медиа (статья 10);

— утверждаемого существования административной практики запрета публичных собраний, а также запугивание и незаконное задержание организаторов демонстраций (статья 11);

— утверждаемого существования административной практики относительно экспроприации имущества гражданских лиц и частных предприятий без компенсации (статья 1 Первого протокола);

— утверждаемого существования административной практики относительно запрета украинского языка в школах и преследования украиноязычных детей в школе (статья 2 Первого протокола);

— утверждаемого существования административной практики относительно ограничения свободы передвижения между Крымом и материковой частью Украины в результате фактического превращения РФ административного разграничения в границу (между Россией и Украиной) (статья 2 Протокола № 4);

— утверждаемого существования административной практики относительно преследования крымских татар в соответствии со статьей 14 в сочетании со статьями 8, 9, 10 и 11 Конвенции и со статьей 2 Протокола № 4 к Конвенции.

Также Европейский суд принял решение присоединить к межгосударственному делу «Украина против России (относительно Крыма)» под № 20958/14 межгосударственное дело «Украина против России» № 38334/18 относительно политических узников.

Следующий этап развития дела — рассмотрение жалобы по существу.

Полная база решений ЕСПЧ отныне доступна в системах ЛІГА:ЗАКОН.

60 тыс. решений ЕСПЧ в привязке к соответствующим статьям Конвенции на официальном языке и в переводе на любую дату в прошлом. Плюс короткие обзоры решений на украинском и легкая навигация от решений ЕСПЧ к соответствующим статьям Конвенции и наоборот.

Детали по ссылке

Читайте также:

ЕСПЧ впервые применил доктрину «плодов отравленного дерева» к информации от частных лиц

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *