Изменения в правилах исполнительного производства: чего ожидать

Попробуем разобраться, что именно предлагает Министерство юстиции и к чему предъявляют претензии частные исполнители

Попробуем разобраться, что именно предлагает Министерство юстиции и к чему предъявляют претензии частные исполнители

Реформа исполнительного производства и переход к смешанной, частно-государственной, системе исполнения судебных решений, несмотря на предыдущие опасения скептиков, оказались довольно успешным шагом. В частности, не произошла «легализация коллекторов», которой многие боялись (хотя, по мнению представителей Минюста, данному рынку все же требуется нормирование на уровне закона, поскольку встречаются случаи, когда коллекторы переходят красные линии в своей деятельности. Но это тема отдельного большого разговора). Понемногу уменьшается нагрузка на органы Государственной исполнительной службы, что не может не способствовать улучшению ситуации с оперативностью исполнения судебных решений.

Однако, как и в любой реформе, определенные недочеты и недостатки новой системы возможно было выявить только в ходе практического применения новых норм законов «Об исполнительном производстве» и «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов». Следовательно, не удивительно, что через четыре года после начала реформы заинтересованные стороны, в частности Министерство юстиции, взялись за активную работу над пакетом изменений, которые бы исправили выявленные на практике системные недостатки. Естественно, что взгляды на то, что именно считается недостатком и какие изменения необходимы, разошлись. Последствием стало появление как минимум двух альтернативных предложений:

1) законопроекта, разработанного проектом Право.Justice и публично поддержанного руководством Ассоциации частных исполнителей Украины (он даже выложен на официальном сайте Ассоциации);

2) законопроекта, который разрабатывается непосредственно в Минюсте и который находится на последних стадиях подготовки к вынесению на заседание Кабмина и дальнейшему представлению в Верховной Раде.

С февраля этого года дискуссия по поводу направлений доработки законодательства перешла в публичную плоскость. Ряд частных исполнителей начал подвергать критике инициативы Министерства как создающие угрозу для профессии, ставящие частных исполнителей в большую зависимость от чиновников и фактически предоставляющие преимущества Государственной исполнительной службе. В соцсетях даже был создан отдельный хештег #ПравоНаВиконання.

При этом сформировать собственное мнение о самом законопроекте до сих пор сложно любому, кто не был привлечен к процессу его разработки, поскольку текст еще не обнародован. Впрочем, попробуем хотя бы поверхностно разобраться, о каких изменениях идет речь.

Из информации, которая предоставляется Министерством юстиции, и, в частности, Андреем Гайченко, заместителем Министра по вопросам исполнительной службы, можно сделать вывод, что ключевыми новациями, которые акцентируются разработчиками, являются:

— закрепление более жесткого, чем сейчас, принципа территориальности при решении вопроса об открытии исполнительного производства;

— установление обязанности частного исполнителя проверять информацию о наличии других исполнительных производств в отношении того же должника до открытия исполнительного производства (именно к детализации данной инициативы предъявляются публичные претензии некоторых частных исполнителей);

— предоставление права третьим лицам, права и законные интересы которых были нарушены в ходе исполнительного производства, подавать жалобы на действия частного исполнителя;

— предоставление частным исполнителям расширенных прав в отношении злостных неплательщиков по исполнительным документам (в частности, расширение сферы применения права исполнителя на внесудебное вынесение решения об ограничении права на выезд должника за границу или на управление транспортным средством, которое хорошо себя зарекомендовало в делах о взыскании задолженности по алиментам);

— пересмотр системы взысканий за невыполнение законных требований исполнителя и уклонение должника от исполнения решения.

По словам инициаторов, введение данных новаций позволит «закрыть» наиболее распространенные на данный момент «серые» схемы в исполнительном производстве, а также будет стимулировать увеличение количества частных исполнителей в регионах (например, в Киеве на сегодня зарегистрированы 88 частных исполнителей из чуть более 200 по всей Украины). Главную роль в распространении популярности профессии в регионах должна сыграть именно более четкая формулировка правил открытия производства по местонахождению должника, что будет стимулировать «постоянных клиентов» (в частности, банки и финансовые компании) идти к исполнителям в других городах и областях. В свою очередь, такое увеличение «предложения», то есть количества частных исполнителей во всех регионах, приведет к тому, что больше людей будет обращаться именно к ним, а это разгрузит государственных исполнителей, будет содействовать демонополизации рынка и в результате улучшит ситуацию с исполнением решений в целом.

Однако вернемся к сути претензий частных исполнителей. Довольно активную критику вызвала норма касаемо сводных производств, в частности положения новой редакции ст. 30 Закона «Об исполнительном производстве» (точнее, обоих ее вариантов, которые просочились в прессу в феврале и апреле).

Сначала возмущение (в частности, у Андрея Авторгова, одного из самых известных частных исполнителей) вызвало то, что в случае открытия двух производств — частным и государственным исполнителями — сводное производство отходит именно государственному исполнителю. В принципе это было резонно, поскольку закон никак не регулировал вопрос возмещения расходов частного исполнителя, которые уже были понесены до объединения производств, и фактически ставил его в менее защищенное положение.

Тем не менее в дальнейшем данное положение было пересмотрено, и ст. 30 весьма изменилась — сводное производство по новому предложению будет осуществляться несколькими исполнителями (всеми, кто открыл исполнительное производство, которое потом вошло в состав сводного). То есть вопрос «лишения работы» частного исполнителя был решен, и теперь критика сосредоточилась уже на вопросах распределения вознаграждения и компенсации расходов по такому производству. Соответственно, можно говорить, что, несмотря на громкие заявления о «неучете позиций», стороны в действительности пребывают в рамках нормального процесса согласования законотворческих инициатив.

Таким образом, похоже, к тематике нового законопроекта об исполнительном производстве придется возвращаться еще не раз. Однако целесообразно это делать уже после того, как текст проекта будет обнародован для широких масс и можно будет в деталях разобраться с наиболее дискуссионными нормами.

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели
Top.Mail.RuАнализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика