Уроки судебного прецедента «ВТБ против Нутритек»

В своем решении по делу «ВТБ против Нутритек» суд подробно разъяснил обстоятельства, при которых английские суды и арбитражные трибуналы могут определять свою юрисдикцию рассматривать международные сп…

В своем решении по делу «ВТБ против Нутритек» суд подробно разъяснил обстоятельства, при которых английские суды и арбитражные трибуналы могут определять свою юрисдикцию рассматривать международные сп…

28 февраля 2013 года в Fairmont Grand Hotel Kyiv на бизнес-завтраке Ирина Тимчишин, партнер международной юридической фирмы Bryan Cave, проанализировала решение Верховного Суда Англии и Уельса от 6 февраля 2013 г. в деле «ВТБ против Нутритек».

Отметим, что на сегодня это «горячая» тема, поскольку высшей судебной инстанцией Англии истцу из СНГ впервые отказано в юрисдикции. В своем решении по делу «ВТБ против Нутритек» суд подробно разъяснил обстоятельства, при которых английские суды и арбитражные трибуналы могут определять свою юрисдикцию рассматривать международные споры по английскому праву, а также позволить включение материнских или дочерних компаний ответчика в судебный либо арбитражный процесс.

Этот прецедент оказал значительное влияние на все будущие претензии от иностранных истцов, в частности, на деликтные иски относительно мошенничества, сговора и контрактный иск относительно умышленного введения в заблуждение, а также на иски против компаний, являющихся частями сложных корпоративных структур с оффшорными элементами.

Обратим внимание на то, что английское право прецедентное и упомянутое решение Верховного Суда Англии станет частью законодательства страны, соответственно, принимая в дальнейшем решения по аналогичным делам, судьи будут обязаны учитывать решение по делу «ВТБ против Нутритек». Последнее, в частности, повлияет на интересы и возможные курсы действия восточноевропейских потенциальных клиентов, которые могут иметь проблемы с английской юрисдикцией, хотят решить там спор или же выступают стороной в арбитражном разбирательстве по английскому праву.

В ходе бизнес-завтрака И. Тимчишин проанализировала решение по делу «ВТБ против Нутритек» и рассмотрела перспективы его выигрыша для ВТБ.

По словам партнера Bryan Cave, в упомянутом деле диспут состоялся между компанией «ВТБ Капитал» (лондонский офис московского «ВТБ Банка») и компанией группы Nutritek International Inc., которой косвенно владеет российский бизнесмен Константин Малофеев. Как отметила И. Тимчишин, спор касался следующего. Между ВТБ и российской компанией был подписан договор финансирования на 225 млн. долларов для покупки 6 компаний. Этому предшествовала оценка стоимости указанных шести компаний, проведенная московским офисом «Эрнст энд Янг». Последние оценили активы, которые приобретались, в 300 млн. долларов США, поэтому финансирование считалось приемлемым и ВТБ принял решение его предоставить.

А дальше события развивались следующим образом. После нескольких выплат по кредиту от компании К. Малофеева деньги перестали поступать банку. Тогда ВТБ решил обратиться к компании Deloitte в Москве, чтобы пересмотреть оценку упомянутых компаний, для покупки которых предоставлялось финансирование. В Deloitte пришли к выводу, что эти компании стоят около 40 млн. долларов США, а не 300, как утверждали в «Эрнст энд Янг». Тогда ВТБ начал поиски решения этого вопроса.

По словам И. Тимчишин, не известно, как они пытались урегулировать сложившуюся ситуацию в Москве, но было принято решение обратиться с иском в английскую юрисдикцию. «Это до определенной степени было непросто, поскольку компания, с которой ВТБ был подписан договор о финансировании, создавалась исключительно для этой транзакции, поэтому никаких активов она не имела и не должна была иметь. Единственный вариант, который для них имел какое-то финансовое содержание, — это постараться привлечь к делу материнские компании, зарегистрированные на Британских Виргинских Островах, и самого К. Малофеева», — сообщила И. Тимчишин. По ее словам, учитывая то, что ни материнская компания, ни К. Малофеев не были сторонами контракта, по которому предоставлялось финансирование, необходимо было найти очень «креативную мысль», чтобы их привлечь к делу. Фактически вопрос стоял в том, чтобы подать иск по деликту.

Маркиян Ключковский, партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

«Подать иск по деликту за пределами государства, в котором находятся стороны, к которым направлен иск, проблематично с точки зрения английского права, поскольку нужно иметь возможность подать сами судебные документы, а если они находятся за пределами юрисдикции, необходимо просить разрешение суда для того, чтобы это сделать, а для этого уже следует обосновать, по каким причинам вы хотите это сделать», — отмечает И. Тимчишин.

По ее словам, ВТБ подал иск в лондонский суд, заявив, что фактически Nutritek International Inc. и К. Малофеев убедили их вступить в этот контракт неправдивыми заявлениями, поскольку заведомо знали, что компания не стоит таких денег. Иск против компании К. Малофеева решили подать в Англии, учитывая то, что сам договор о финансировании является договором по английскому праву.

Как утверждает И. Тимчишин, стороной этого договора не является ни К. Малофеев, ни компания Nutritek International Inc., но ВТБ заявил, что будто бы Nutritek и компания, с которой подписан договор, были подконтрольны К. Малофееву. В свою очередь, ВТБ решил добавить к иску контрактный иск. «Основной привязкой ВТБ было то, что договор имеет английское право, и они хотели дополнить свой иск, чтобы добавить туда контракт», — отмечает И. Тимчишин. ВТБ подготовил дополненный иск относительно нарушения договора на основании того, что Nutritek International Inc. и К. Малофеев, хотя они и не были сторонами договора, должны считаться сторонами, поскольку осуществляли контроль за компанией, с которой ВТБ подписал договор (это когда вы имеете субсидиарный договор, но по тем или иным причинам полагаете, что за этот договор должен отвечать не только субсидиар, но и материнская компания). «Эта концепция достаточно развита в английском праве и понятно, что оснований для ее применения достаточно много. Таким образом, есть возможность подать иск против стороны, у которой действительно есть деньги, то есть будет за что бороться», — поясняет И. Тимчишин. Но Nutritek International Inc. удалось отменить подачу иска вне юрисдикции, а также было отказано в просьбе дополнить деликтный иск еще и контрактным. Суд первой инстанции принял решение против ВТБ. Аналогичное решение принял и апелляционный суд, но по другим причинам.

Однако это не остановило ВТБ и они решили идти до конца.

Еще одним интересным моментом дела «ВТБ против Нутритек» было то, что в ходе судебных разбирательств они поменяли юридических советников. Так, сначала ВТБ представляла маленькая компания PCB litigation, специализирующаяся на вопросах обмана и предоставляющая услуги многочисленным клиентам из Восточной Европы. «Иски о введении в заблуждение по тем или иным причинам очень популярны среди наших соотечественников», — отмечает И. Тимчишин.

После того как ВТБ проиграл суд первой инстанции, он нанял другую юрфирму, которая подала апелляцию и проиграла ее.

Как утверждает И. Тимчишин, дело «ВТБ против Нутритек» — одно из доказательств, что «лошадей на переправе не меняют». «Проблема еще в том, что когда дело на такой стадии подбирает другая фирма, то это очень сложно. Какой бы эта фирма не была, она не будет иметь возможности вникнуть во все детали. Судебный процесс — это каждый раз стратегическая мысль, которая идет от людей, создающих ее. Поэтому юристы, к сожалению, пропустили очень много моментов, которые суд потом «подобрал», — заявляет И. Тимчишин.

По ее словам, английский суд не ищет истины. Он обращает внимание на аргументы, которыми оперируют стороны. Иными словами, если есть самый лучший правильный аргумент по делу, но ни одна из сторон о нем не говорит, то суд о нем тоже не заговорит, даже если суду, учитывая его опыт, будет абсолютно очевидно, что этот аргумент должен быть использован.

«Часто в судебных решениях, особенно наивысшей инстанции, суд может сказать, что теоретически существовал еще такой-то аргумент, но ни одна из сторон его не подняла и не предоставила никаких обстоятельств в связи с этим, поэтому суд не может ничего об этом сказать», — отметила И. Тимчишин.

Несмотря на проигрыш, в апелляции было принято решение обратиться в Верховный Суд Англии — последнюю инстанцию, решения которой обжалованию не подлежат. «Учитывая то, что мы работаем в системе прецедентного права, решение этого суда — прецедент, которым должны пользоваться все, пока сам суд не решит, что это решение не правильно. И это решение имеет колоссальное значение, поскольку является прецедентом и учитывается при постановлении решений по другим делам, но можно прогнозировать, что много времени пройдет перед тем, как грядут изменения », — считает И. Тимчишин. При этом она добавила, что разрешение на пересмотр дела в высшем суде получить достаточно проблематично и очень дорого

По словам И. Тимчишин, решение Верховного Суда Англии по делу «ВТБ против Нутритек» принималось 5 лордами права и не было единогласным. Три лорда приняли решение против ВТБ, а два — за. Выдвинутые ними причины касаются в основном трактовки деликта, юрисдикции в контексте деликта. Это очень важно, поскольку в корне иска стоит склонение к подписанию контракта путем обмана. Это по большому счету деликт. Часто он идет в спайке с контрактом, и тогда вопрос юрисдикции не возникает. В данном случае интерес состоит в том, что это чистый деликт, сторона не является контрактной стороной. Иск не против контрактной стороны. Именно поэтому вопрос юрисдикции возник таким образом. Деликтный иск имеет ряд дополнительных позитивных моментов. «Оценка убытка, которая обычно делается по деликту, существенно превышает оценку убытка в контрактном английском праве. Именно поэтому деликт является более привлекательным именно с этой точки зрения», — заявляет И. Тимчишин. То есть за обман ВТБ мог получить больше денег, чем его реальные потери за нарушение контракта. Именно поэтому, считает И. Тимчишин, ВТБ решил идти до конца. «Риск, возможно, до определенной степени этого стоил, — считает она. — Суд признал, что ВТБ действительно понес убытки в юрисдикции, но большинство судей не согласились с тем, что замысел деликта состоялся в юрисдикции. Судьи не согласились с тем, что если был такой обман, то он состоялся в юрисдикции».

По словам И. Тимчишин, проанализировав доказательства, суд пришел к выводу, что почти все доказательства являются российскими либо имеют отношения к России. Все свидетели из России, решение о финансировании принималось в России и передавалось в офис в Лондоне для выполнения. ВТБ имел несколько людей в Лондоне, которые там работали.

«Единый момент, где Верховный Суд Англии принял немного другое решение, нежели предыдущие суды, — проанализировав все факторы, он установил, что, скорее всего, материально право деликта было бы английское. Суд посчитал, что хотя события деликта теоретически произошли в Англии, но задумка, если такая была, имела место все-таки в России. То есть именно решение о финансировании и потенциальное склонение, если такое было, происходило в России. К. Малофеев не приехал в Лондон убеждать банк, он поехал в российский банк и там это делал. Таким образом, корень деликта находится в России, поэтому российская юрисдикция приемлема в этом случае», — отмечает И. Тимчишин.

Еще перед началом дела английский суд принял решение на пользу ВТБ и обеспечил его иск путем замораживания активов К. Малофеева, издав судебный приказ об аресте активов Nutritek International Inc. по всему миру, действовавший 14 месяцев. Верховный Суд Англии очень критиковал это решение. Он считал, что после решения суда первой инстанции нужно было этот приказ отменить, поскольку необходимо руководствоваться презумпцией виноватости.

По словам И. Тимчишин, сумма, которая была заморожена, существенна и ВТБ теперь придется платить по счетам. Дело в том, что если приказ об аресте имущества отменяется, то стороне нужно отдать все и еще компенсировать Nutritek International Inc. за те немаленькие финансовые потери (несколько миллионов, если не больше), которые компания понесла. Кроме этого, ВТБ очень много потратил на юристов. Таким образом, И. Тимчишин отметила, что траты, которые понес ВТБ в связи с делом «ВТБ против Нутритек», значительные. Итак, банк не только потерял свои деньги, но и хорошо потратился на судебные разбирательства.

Кристина Венгриняк, выпускающий редактор сайта «ЮРЛИГА»

Андрей Витченко, начальник юридического отдела ЗАО «Оболонь»

Игорь Ольшевский, юрисконсульт ГП «Госвнешинформ»

Оксана Терещенко, юрисконсульт ПАО «Банк Кипра»

Вадим Андреев, юрисконсульт ПАО «Коммерческий банк «Экспобанк»

Анна Тумакова, юрисконсульт АО «Сбербанк России»

Назар Рудык, юрисконсульт «ФК «Сократ»

Виталий Крючков, юрисконсульт СТИМ Украина

Артем Чернов и Екатерина Донская, юрисконсульты международной инвестиционно-консалтинговой группы EastOne

Виктор Довгань, юрисконсульт Агропромхолдинга «Астарта-Киев»

Читайте также: «Украинский бизнес пристрастился к английскому арбитражу»

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели
Top.Mail.RuАнализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика