Чего судьи ждут от команды Зеленского

 В преддверии инаугурации нового Президента Владимира Зеленскогосудейское сообщество активно обсуждает возможные варианты дальнейших шагов его команды. Два последних Президента, вступая на должность, начинали с судебных реформ, поэтому беспокойство судей вполне оправданно.

Переаттестация заново, внедрение мировых судей, перезагрузка ВККС и Высшего совета правосудия (о чем говорят отдельные эксперты команды Зеленского) — в любом случае новые эксперименты скажутся на судебной системе, и не факт, что положительно.

Какие проблемы продолжают оставаться острыми из года в год и какие шаги хотели бы видеть сами представители Фемиды, попыталась разобраться «Судебно-юридическая газета». (источник)

1. Заполнение вакансий в судах

Как отмечают авторы судебной реформы,  с 2014 года почти 30% от общего количества судей подали в отставку, не ожидая переаттестации (квалификационного оценивания). В процессе оценивания приблизительно 20% судей были уволены или уволились по собственному желанию.

Недостаток судей в Украине, по подсчетам РСУ, — около 2 тысяч. Это сказывается на нагрузке по рассмотрению дел для оставшихся в системе коллег и, безусловно, на качестве и сроках судопроизводства. Примечательно, что высокая нагрузка сама по себе стимулирует отток кадров.

Сейчас на свободные места претендуют новые лица, которые успешно прошли отбор, оглашенный ВККС в 2017 году. Однако ВККС пока не объявляла конкурса на эти места (хотя обещает сделать это в ближайшее время).

Впрочем, и тут есть нюанс. Претенденты в судьи были разделены на тех, кто пришел из судебной системы и ранее работал помощником судьи, и «обычных» юристов. Для первых был сокращенный период спецподготовки в Национальной школе судей, соответственно, они быстрее смогут попасть на конкурс и претендовать на вакансии в судах.

Так, «помощники» сдали квалификационный экзамен еще осенью прошлого года. Впрочем, ВККС смогла огласить его результаты только в апреле, поскольку проводила конкурс в Верховный и Антикорруционный суды.

Что касается «непомощников», они закончат обучение в Школе судей только в конце мая, соответственно, пока неизвестно, насколько быстро примут и проверят их экзамен.

Это уже вызывало определенные трения в среде кандидатов в судьи, поскольку «обычные» кандидаты опасаются, что им достанутся лишь непопулярные вакансии в отдаленных регионах, куда не захотят идти «привилегированные» помощники, которые первыми будут участвовать в конкурсах.

2. Устранение дискриминации в оплате труда и консолидация судейского сообщества

Уже третий год судьи борются за равный подходит к оплате труда, считая несправедливым разделение их на тех, кто прошел квалификационное оценивание (переаттестацию), и на тех, кто не прошел.

Поскольку вина в непрохождении такого оценивания в ряде случаев лежит вовсе не на судьях, а на законодателе, своеобразно расставившем приоритеты для ВККС, а разница в судейском вознаграждении очень существенная, ощущение несправедливости также не стимулирует судей отдаваться своей работе на 100%.

Принятие законопроекта, который бы хотя бы частично устранял дискриминацию, в парламенте отложили до лучших времен, а Конституционный Суд не спешит рассматривать соответствующее представление.

Перспектива начала переаттестации с чистого листа, о которой заговорили общественные активисты, также заставляет некоторых судей задуматься о дальнейшем пребывании в судейском корпусе.

Посвящать свое рабочее время подготовке к очередному испытанию, сбору документов, справок, зубрежке тестов и т. д. готовы далеко не все адекватные судьи, для которых общественная активность и участие в разных проектах и конкурсах не является приоритетом перед профессиональной деятельностью.

3. Четкий показатель нагрузки, сложности дел и необходимого количества судей в Украине

Сколько судей необходимо Украине и какая на каждого из них должна быть нагрузка — дилемма, над которой бьются не первый год. Важно не только понимать, сколько вакансий нужно заполнить в судах, но и сколько в принципе штатных единиц судей необходимо в каждом суде. От этого зависит множество других параметров, в том числе и уровень финансирования.

По каким-то причинам подсчитать точный, объективный, научно-обоснованный показатель нагрузки на судью и вывести из этого оптимальное штатное количество судей в каждом суде не могут годами.

В прежние годы Рада судей Украины хотела привлечь к разработке медико-социального показателя нагрузки и предельной численности судебных дел для рассмотрения одним судьей за один рабочий день/месяц/год Центр продуктивности Министерства социальной политики, однако там затребовали средства на разработку, выделять которые было некому. Выручил проект USAID, который, правда, решил не оплачивать услуги центра, а взялся выяснить показатели путем анкетирования судей.

Как итог — некоторые судьи не поняли важность «затеи» и поручили заполнять анкеты своим помощникам или сотрудникам суда, что не отражало реальной картины. А когда выяснилось, что эти коэффициенты закладывают в новую «штатку», судьи взволновались. 

Впрочем, со вступлением в силу новых процессуальных кодексов, старые нормативы, согласно которым судья должен в среднем рассматривать 183 модельных дела в год, потеряли актуальность.

Вместе с тем, Государственная судебная администрация не так давно успела утвердить новое штатное расписание окружных судов, исходя, вероятно, из собственных представлений, а не из подсчетов временных затрат и реальной нагрузки на судей.

Кроме того, в параметры Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы закладывают коэффициенты сложности дел. Действующие коэффициенты сложности дел не до конца учитывают такие моменты, как рассмотрение дел в упрощенном порядке или же работу судей в выходные дни (подробнее в сюжете Право ТВ). Кроме того, такие коэффициенты неодинаковы для различных юрисдикций, в частности, административной и хозяйственной. Соответственно, они должны быть максимально объективными.

Насколько объективно их можно установить путем  анкетирования судов, которое опять-таки проводит USAID,  — вопрос.  Ведь установленные таким образом коэффициенты, по идее, могут и должны использоваться только в разрезе отдельного взятого суда, а не для выведения «средней температуры по больнице» и принятия, исходя из нее, управленческих решений для всей судебной системы.

4. Защита от вмешательства в судейскую деятельность

Судей законодательно обязали информировать Высший совет правосудия о попытках вмешательства в их деятельность. Однако эффективный механизм решения проблемы (там, где она действительно есть, например, преследование судей, их родственников, угрозы) пока отсутствует. По ст. 376 Уголовного кодекса ни одно дело так и не доведено до конца.

Поэтому ВСП лишь ограничивается письмами к генпрокурору в стиле «капитан очевидность»:  «Вища рада правосуддя ухвалила внести Генеральному прокурору подання про виявлення посадових осіб ГПУ, які допустили бездіяльність, що порушує гарантії незалежності суддів в частині невнесення до Єдиного реєстру досудових розслідувань відомостей про вчинення кримінального правопорушення, передбаченого ст. 376 КК України…»; «ВРП ухвалила внести генпрокурору подання про виявлення та притягнення до відповідальності осіб, якими вчинено дії, що порушують гарантії незалежності суддів.. Звернути увагу ГПУ на необхідність забезпечення ефективного досудового розслідування у кримінальних провадженнях, внесених до ЄРДР за фактами втручання окремих громадян у діяльність суддів…» и так далее.

ГПУ же с ответной реакцией не спешит. Более того, судя по заявлениям, прозвучавшим на конференции прокуроров, которая избирала своих членов в Высший совет правосудия, прокуратура не считает своим долгом защищать судей, а скорее — наказывать.

Все это не может не влиять на судейскую независимость. Судьями, которые знают, что от давления их никто не защитит, легче управлять, в том числе местной власти и правоохранительным органам.

5. Согласование финансовых и других жизненно важных вопросов с судебной системой

Попытка заморозить гарантированное законом повышение судейского вознаграждения, информирование Высшего совета правосудия о заложенных в бюджет показателях в последнюю очередь, финансирование по остаточному принципу — исполнительная власть продолжает демонстрировать, что судебная ветвь не является абсолютно независимой.

Финансовая зависимость Фемиды от решений Кабмина и Верховной Рады — также прямой путь к подавлению и управлению судебной системой.

Еще один момент касается процедуры согласования первоочередных вопросов.

Как правило, ВСП спрашивает мнение апелляционных судов, а суды первой инстанции вынуждены лишь соглашаться. Выходит, остаются вне внимания многие проблемы, которые можно было бы обнаружить и предупредить на начальной стадии.

6. Руководитель ГСА избирается напрямую судейским сообществом и ему могут огласить «недоверие»

От Государственной судебной администрации зависит все, что касается материально-технического обеспечения судебной системы. Кроме того, от нее зависят такие вопросы, как утверждение штатной численности, финансирование и т.д. (хотя их и согласовывает ВСП, предложения готовятся в ГСА).

Исходя из последних событий вокруг внедрения обязательной видеофиксации в судах и запуска Единой судебной информационной-телекоммуникационной системы (ГСА, зная о требованиях процессуальных кодексов и опубликовав три месяца назад объявление о запуске ЕСИТС, не обеспечила суды необходимой технической базой), необходимость усиления контроля судейского сообщества за деятельностью руководства ГСА очевидна.

Далее кратко перечислим не менее важные вопросы, которые волнуют судей.

    Наличие площадки для обмена информацией между судами и консолидированное принятие решений с учетом мнения нижестоящих судов.

    Оперативный обмен данными между судами и государственными органами.

    Ответственность за злоупотребление правами и срыв судебных заседаний.

    Обеспечение охраны судов, судей и посетителей суда, защиты жизни и здоровья от угроз.

    Право нижестоящих судов инициировать принятие изменений в законодательство.

    Эффективный механизм привлечения к ответственности за невыполнение решения или запроса суда.

Безусловно, этот список не полный, а некоторые его пункты можно подвергнуть критике. Однако данные проблемы продолжают оставаться актуальными для судов не первый год и напрямую влияют на качество правосудия в Украине.

Автор статьи: Наталья Мамченко

 

Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели
Top.Mail.RuАнализ сайта - PR-CY Rank Яндекс.Метрика